Преступление в Куэнке

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Преступление в Куэнке — испанский уголовный процесс[1], который прославился благодаря цепочке судебных ошибок и неправомерным действиям сотрудников полиции, прибегавшим во время допросов к пыткам. В результате обвиняемых осудили на длительные сроки тюремного заключения при отсутствии события преступления. Эта история произошла в испанской провинции Куэнка в 1910 году.

Предыстория

28-летний пастух Хосе Мария Гримальдос Лопес по прозвищу El Cepa (Пень), которое получил за свою низкорослость и недалёкость, трудился на ферме Франсиско Антонио Руиса в Тресхункос. Прораб Леон Санчес Гаскон и чернорабочий Грегорио Валеро Контрерас постоянно издевались над пастухом[2]. 21 августа 1910 года Хосе Мария продал несколько своих овец и пропал[1]. Считалось, что он отправился за 4 километра от города к неглубокому озеру в муниципалитете Эль-Педерносо La Celadilla, где купающиеся намазывают себя лечебной грязью[1].

Через несколько недель после исчезновения Хосе по деревне поползли слухи о возможном убийстве пастуха с целью отнять вырученные с продажи овец деньги. Члены семьи Хосе подали в суд Бельмонте, обвиняя издевавшихся над пастухом Леона и Грегорио. В сентябре 1911 года они были задержаны и допрошены в муниципалитете. Оба были семьянинами и считались хорошими работниками. Дело было прекращено в связи с отсутствием доказательств преступления[2].

Видео по теме

Новые разбирательства

В 1913 году с приездом в город нового судьи Эмилио Исаса Эченика дело возобновили по настоянию родственников Гримальдос. Прежних подозреваемых вновь арестовали[2].

Гражданская гвардия жестоко обращалась и пытала задержанных (кормили солёной треской и не давали воду, избивали, вырывали ногти, занимались прочим членовредительством), выбивая из них признание в убийстве пастуха и информацию о местонахождении его трупа. Задержанных допрашивали порознь и сумели поселить недоверие, отчего вскоре они начали наговаривать друг на друга, допуская возможность убийства[2].

Под пытками и давлением подозреваемые перестали отрицать свою вину и сказали, что ради наживы заманили пастуха на чердак, убили его ударом по голове, а тело расчленили и сожгли[2]. 11 ноября 1913 года, по предписанию муниципального судьи Бельмонте, городской судья из Оса де ла Вега объявил о смерти Хосе Марии Гримальдос Лопеса из Тресхункос, случившейся 21 августа 1910 года между 8:30 и 9:00 часами вечера в результате убийства, совершённого Грегорио Валеро и Леоном Санчесом. На полях значилась пометка: «Тело не может быть идентифицировано, поскольку не обнаружено»[1]. 25 мая 1918 года после 7-часового заседания обвиняемых признали виновными в смерти Хосе Марии[1], судья областного суда приговорил Валеро (30 лет) и Санчеса (30 лет) к 18 годам тюрьмы. К этому времени они уже отбыли в заключении 4,5 года. Усилия стороны защиты ограничивались предотвращением смертной казни (с помощью гарроты), действовавшей в то время. Грегорио отбывал срок в тюрьме Сан-Мигель-де-лос-Рейес в Валенсии, а Леон находился в тюрьме Картахена.

4 июля 1925 года осуждённых помиловали, и они покинули места заключения, отбыв за решёткой 12 лет и 2 месяца от общего срока наказания. Их семьи переживали все эти годы издевательства со стороны односельчан и родственников пастуха Хосе, которые иногда собирались у домов Валеро и Санчеса с кольями и факелами. На свободе Леон смог выжить, занимаясь случайными подработками, а Грегорио отказывались нанимать на работу из-за судимости[2].

Неожиданное появление

8 февраля 1926 года священник из Тресхункос получил от священника из муниципалитета Мира письмо, в котором стоял запрос на предоставление крестильного свидетельства Хосе Марии Гримальдоса, который собирается жениться. Священник из Тресхункос, удивлённый такой новостью, решил повременить с ответом. Время шло, терпение Хосе Марии Гримальдоса в ожидании разрешения на брак таяло, и он отправился в Тресхункос. Жители деревни и окрестностей были шокированы возвращением живого пастуха. Судья Бельмонте приказал задержать человека, называвшего себя Хосе Марией Гримальдосом[2].

Выяснилось, что в 1910 году пастух собирался к озеру на пару дней, но передумал и направился в Кампорроблес (провинция Валенсия), где за прошедшие годы нанимался в дома пастухом или виноградарем. Там Хосе Мария повстречал крестьянку, от которой родились его две дочери, и теперь собрался узаконить отношения. Об участи Грегорио и Леона он не знал, но попросил у них прощения. Он писал письмо сестре лет 7—8 назад, но не получил ответа, хотя имеются факты о получении письма адресатом. Через несколько часов новость подхватили газеты, и известие значительно повлияло на общественное мнение[1][2].

После определения личности Гримальдоса министр юстиции (исп.) потребовал от прокурора Верховного суда начать пересмотр дела осуждённых из Куэнки и подать апелляцию. В распоряжении отмечалось, что «имеются веские основания полагать, что признания Валеро и Санчеса, как основа их обвинения, были получены после неприемлемого, постоянного насилия…»[1].

Последствия

Верховный Суд отменил решение суда 1918 года по делу преступления в Куэнке[a]. Параллельно с признанием невиновности Санчеса и Валеро Верховный суд установил подлог свидетельства о смерти Хосе Марии Гримальдоса и постановил выплатить невинно осуждённым денежную компенсацию из государственных средств[2].

Состоялся суд над ответственными за ошибки правосудия. Трое охранников и секретарь суда были оправданы, поскольку лгали в 1918 году под угрозами расправы[1]. Священник, не сообщивший о письме из муниципалитета Мира, где говорилось о живом Хосе Марии, утонул в кадке вина[2]. Несправедливо приговоривший подозреваемых судья Эмилио Исаса Эченик скончался, как утверждали газеты, от стенокардии[1], но потом выяснилось, что он покончил с собой[2].

Санчес и Валеро переехали в Мадрид, подальше от родной деревни и людей, которые несправедливо осудили их. В городе в 1929 году им предложили работу охранников в мэрии. В июле 1935 года правительство определило каждому пожизненную пенсию в размере 3000 песет в год с ретроактивным периодом на 5 лет[1]. Леон Санчес Гаскон умер в возрасте 83 лет, Григорий Валеро Контрерас — в 60. Оба являлись активными членами профсоюза[2].

В массовой культуре

Литература

  • 1926 — математик Карлос Маса Гомес изложил своё видение этой истории в книге «Crímenes».
  • 1932 — социальный роман «El Crimen de Cuenca» Алисио Гарситораля, писателя и в прошлом губернатора Куэнки, а также свидетеля прошедших событий. Переиздан в 1981 году с прологом Хосе Эстебана.
  • 1939 — роман «El lugar de un hombre» писателя Рамона Есе Сендера.
  • Писатель Луис Эстесо-и-Лопес-де-Аро, уроженец Сан-Клементе в Куэнке, создал несколько четверостиший, упоминая преступление в Куэнке.

Кинематограф

1979 — Режиссёр Пилар Миро сняла фильм «Преступление в Куэнке» по сценарию Лолы Сальвадор Мальдонадо, легший в основу одноимённой книги под редакцией Аргоса Вергара. Фильм осуждает пытки и подразумевает преступление не обвиняемых, но жестокой гражданской гвардии. Фильм был допущен к просмотру после специальной проверки военными в 1981 году и предстал на Берлинском кинофестивале[2][3].

См. также

Комментарии

  1. Решение Верховного суда: «с учётом ошибки, повлекшей приговор, решение признано недействительным, поскольку определяло наказание за преступление, которое не совершалось, что подтверждает тем самым невиновность Грегорио Валеро и Леона Санчеса». Приговор от 10 июля 1926 года при повторном слушании дела.

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Nati Villanueva La intrahistoria de un error judicial sobre un falso asesinato (исп.) // ABC. — 2014. — 09 июня.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Carmen Petrini. Bajo brutales torturas confesaron un crimen que no existió (исп.). El Tribuno (29 июня 2013). Проверено 31 января 2018.
  3. Bel Carrasco. «El crimen de Cuenca», libre de procesos tras 17 meses de secuestro (исп.), El País (31 марта 1981). Проверено 31 января 2018.

Литература

Ссылки